Не думай о приличиях
Автор: kshika

Фэндом: Stephen Fry, Alan Davies (кроссовер)
Основные персонажи: Стивен Фрай, Алан Дейвис

Пэйринг или персонажи: Стивен/Алан

Рейтинг: PG-13
Жанры: Слэш (яой), Hurt/comfort

Размер: Драббл, 2 страницы
Кол-во частей: 1
Статус: закончен

Описание:
— Ты бы был поскромнее, Алан. — Билл ждал его у черного входа. Он глубоко затянулся, хлопнул друга по плечу. — Только слепой, ну, или Стивен, не заметит, как ты с ним флиртуешь.


Посвящение:
Стивену и Алану за их непрекращающийся флирт;
Аньке за терпение и понимание;
Галюне — первому ценителю

спасибо!

Публикация на других ресурсах:
Пуликацию на каком-либо ресурсе необходимо согласовать с автором.

Примечания автора:
Никак меня не отпускает QI.
Автор искренне признается, что не знает, курит ли Алан и настоятельно просит не бить его за это упущение. Стивен с трубкой — мой моральный и эстетический кинк.
Все, описанное в этой истории — выдумка и мистификация.



***


— Ты бы был поскромнее, Алан. —Билл ждал его у черного входа. Он глубоко затянулся, хлопнул друга по плечу. — Только слепой, ну, или Стивен, не заметит, как ты с ним флиртуешь.

Алан поджал губы, засунул глубже руки в карманы темно-зеленой куртки. Глубоко вдохнул. Февральский Лондон пах дождем и холодом. Алану было зябко.

— Алан, ты же не хочешь, чтоб он все понял, правда? Или хочешь? — голос Билла, верного старого друга Билла, звучал по-настоящему обеспокоенно.
— А он и не поймет, — глубоких вдох сквозь зубы. Алан обернулся и посмотрел Биллу прямо в глаза грустным и потерянным взглядом. — Он думает, что это все шутка. А что я могу? Слушать его, задавать вопросы, пытаться не выглядеть идиотом…

Билл усмехнулся.

— … ну ладно, ладно, это плохо получается. — Дэйвис тоже слегка улыбнулся, — все будет в порядке.

Билл всегда за него беспокоился. Именно он был первым — и единственным, — кому Алан рассказал о своей такой неожиданной и безответной влюбленности в светоч британского телевидения Стивена Фрая. Стивен большой и умный, курит трубку, начитанный до такой степени, что аж жуть берет. А что Алан? Алан веселый, Алан кривляется и всеми силами пытается обратить на себя внимание Стива. Когда же это все началось? Как произошло? Уж точно раньше того ноябрьского вечера, когда они со Стивеном несколько часов сидели и болтали в гримерке телецентра после очередных съемок. Они выпивали, Стив с горячностью рассказывал что-то об атеизме, недобрым словом поминал своего дядюшку и школьные годы. Алан смеялся так же громко и сильно как и всегда рядом с ним, вот только в груди почему-то перехватывало; хотелось вечность смотреть в эти умные глаза, улыбаться и получать теплую улыбку в ответ. А потом пришло время прощаться. Было долгое рукопожатие, горячая рука Стивена, держащая ладонь Алана, пронизывающий до костей взгляд. Алан тогда смутился, отдернул руку, сбежал к машине, чувствуя, как Стивен смотрел ему вслед. А через неделю, когда старый глупый Дэйвис все понял, было уже поздно. Стивен не особенно старался сблизиться, вел себя как раньше, будто и не было этого вечера.

А внутри у Алана все сжималось.

Он привалился к стене и закурил. Огонь зажигалки ожег замерзшие пальцы, глубокий вдох, — и вот столь желанный Аланом дым попадает прямо в легкие, на губах появляется довольная улыбка. Алан успокаивается. У него есть 15 минут, чтобы прийти в себя, а дальше — Стивен, бой с самим собой и новая попытка не оказаться в дураках.

Вдали, на лестнице слышится мягкий рокочущий голос Фрая. Билл хлопает Алана по плечу и уходит. Алан глубоко дышит и закрывает глаза.

— Хей, вот ты где! — Стивен каждый раз приходит внезапно для Дэйвиса, утонувшего в попытках самоуспокоения. Тот вздрагивает и удивленно смотрит на Фрая, появившегося будто из ниоткуда. Спустя пару томительных секунд настигает понимание: они наедине впервые с того самого дня.

— Давненько мы с тобой говорили, а, Алан? — Стив возвышается над Аланом горой, его чертовой личной неизбежностью, его крестом и смыслом. Он стоит прямо под лучами тусклой лампы, засунув руки в карманы, пыхтит своей огромной, как у его любимого Шерлока Холмса, трубкой и хитро косит глазом. Кровь Алана бежит быстрее, в ней будто лопаются мириады пузырьков, да и кровь его — больше не кровь, а лучшее в мире игристое вино. Алану вдруг становится неожиданно радостно, он запрокидывает голову и счастливо и громко смеется, легонько толкает Стива в бок. Тот улыбается.

— И вправду, давненько.

— Как твои дела, Алан? Узнал что-то новое? — Стивен тепло улыбается, прямо как тогда, в начале ноября.

— Ты даже не представляешь, сколько! — Алан закуривает еще одну; начинает что-то рассказывать, сильно жестикулируя и кривляясь; смеется; шутливо бьет Стивена по предплечью; хватается за его рукав; задирает голову, глядя прямо в глаза…

… а потом понимает, что происходит.

Алан стоит вплотную к предмету своего воздыхания, лицом к лицу, руками вцепился в теплую твердую ткань его куртки, ладонь Стивена у него на лопатке, а он сам смотрит прямо Стиву в глаза. Взгляд у Фрая уверенный и серьезный, и Алан слегка дергается, хватает ртом воздух, скачет глазами от глаз Стива к губам, к груди и обратно, пытается что-то сказать, но к горлу подкатывает паника. И когда уже слова извинения вот-вот слетят с его губ, он слышит тихий, но властный голос:

— Алан, тишина. Смотри на меня. Смотри, не думай.

Стивен медленно убирает трубку изо рта, крепче фиксирует огромной медвежьей рукой спину Алана и так же медленно, но неотвратимо наклоняется. У Алана сердце замирает, он не может ни думать, ни дышать, смотрит в чужие глаза как загипнотизированный. Паника затапливает с головой. Алан хочет вырваться и остаться; хочет почувствовать поцелуй, но мечтает, чтоб этого никогда не случалось; его сердце болит так сильно, что еще чуть-чуть, думает он, и придет смерть. Голубые глаза приближаются так быстро и одновременно так медленно, что, не желая более это видеть, Алан закрывает глаза. Не проходит и мгновения, как чужие губы настойчиво и мягко прикасаются к его собственным. Алан приоткрывает рот, вдыхает и жизнь обрушивается на него: он чувствует большие теплые губы Фрая, привкус чая и табака, запах какого-то терпкого одеколона, слышит шум автомобилей на улице, приглушенные разговоры на лестнице. Он чувствует, как из сердца пропадает тупая игла, как воодушевление его опять переполняет, и вот он сам уже крепче прижимается к чужим губам, проводит по ним языком, резко отстраняется, и снова целует, пальцами сильнее цепляется в руки, так что Стивен шипит от боли. Алан смотрит шальным взглядом, улыбается, прикасается губами, крепко прижимаемый к большому телу, смеется счастливо. Фрай тепло улыбается в ответ.

— Ты слишком много думаешь о приличиях, Алан, — голубые глаза блестят хитро.

— Ну что ж, больше не буду о приличиях. Думаешь, стоит о чем-то неприличном?
Стивен закатывает глаза.

@темы: QI, alan davies, quite interesting, stephen fry, stephen fry/alan davies, алан дэвис, стивен фрай, стивен фрай/алан дэвис слэш